October 14th, 2012

Вадим Эйленкриг, презентация альбома, Дом музыки

Если есть в русском джазе секс-символы, то это, конечно, Вадим Эйленкриг. Накаченный, с татуировками, сладкоголосый, с долей пошлятинки, коммерчески ориентированный. То, что надо. Поэтому доля красивых барышень в заполненном почти полностью Доме музыки нисколько не удивляла.

Удивило другое. Если первая половина концерта прошла, собственно, именно в презентации сладких мелодий нового альбома «Эйленкриг», то вторая и самая интересная - в безудержной импровизации гостей концерта. Гости перебороли даже сладкую магию Эйленкрига, - оказывается, живой раскрепощенный честный джаз-мейнстрим куда более занятен даже для не очень посвященной публики. Особенно, если такой джаз - в исполнении Бутмана, Аллана Харриса и первоклассной ритм-секции из Родни Холмса и Дага Шрива.

Куда делись скованность и выверенность первого отделения? Почти потерявший голос Харрис зажигал не по-детски, поднимая зал на уши. Предлагаемые им импровизации с лету подхватывал мгновенно заводящийся до истерики Бутман. Не в меру пафосный Родни Холмс на фиг забывал про все свои понты, и начинал творить чудеса - барабанщик он первоклассный по праву. Рок-н-ролл, «Караван» - неважно, все становилось живым и насыщенным кровью и мясом. Дом музыки мгновенно превратился в отличный нью-йоркский джазовый зал. И только сам Эйленкриг немного потерялся на этом празднике джаза. Это и стало самым большим сюрпризом прекрасного концерта.

Костюк

На днях общался с Александром Костюком, мужем Кадышевой. Поразили две вещи: Костюк вообще не пользуется компьютером ("Мне бухгалтерия приносит распечатки") и тот факт, что Костюк вложил свое личное бабло в ремонт здания бывшего кинотеатра "Эстафета", где у него сейчас в долгосрочной аренде здание театра Кадышевой.

Блин, а вот Виктюк и Пугачева свое бабло вложить так и не решились. Как ни относись к Кадышевой, это поступок настоящего мужика.